საიტი მუშაობს ტესტურ რეჟიმში

საქართველოს სამეფოსათვის

საქართველოს სამეფოს ისტორია

მსოფლიო მონარქიები

მართლმადიდებლობა და მონარქია

პრესა და ანალიტიკა

ლიტერატურა და ხელოვნება

კონტაქტი ankara escort adana escort izmir escort eskisehir escort mersin escort adana escort escort ankara

მსოფლიო მონარქიები > მსოფლიო მონარქიზმის ისტორიიდან

1946 году, Представители царского дома Романовых признали перед царским домом Багратиони и грузинским народом факт аннексии Россией территорий Грузии и теперь должны признать Абхазию и Северную Картли собственностью Багратиони и грузин в целом
Гайоз (Гия) Мамаладзе

В 1945 году Ираклий Багратион-Мухранский познакомился с дочерью сестры отстраненного (в 1931 г.) от престола короля Испании Альфонсо XIII, инфанты Марии-Терезии – Марией де лас Мерседес, бывшей по отцовской линии дочерью члена королевской семьи Баварии, принца Фердинанда. Они полюбили друг друг и решили пожениться.

Хотя королевские семьи Испании и Баварии к тому времени не обладали монаршей властью, но все же строго придерживались старых канонов и соглашались только на равноценные браки, т. е. для них был неприемлем морганатический (неравный по социальному положению) союз с представителями княжеского, дворянского сословия или крестьянства. В современной Европе этот порядок уже не соблюдается, но раньше было так.

В 1946 году баварский принц Фердинанд отправил официальное письмо наследнику российского престола Владимиру Кирилловичу Романову с вопросом, будет ли считаться равным предполагаемый брак его дочери с Ираклием Багратиони.

Это было официальное обращение королевских семей Баварии и Испании к императорской семье России, свидетельствовавшее обих серьезной заинтересованности в вопросе о том, находится ли Грузия вне юрисдикции династии Романовых и сохраняет ли дом Багратиони царственное достоинство.

Баварский принц был мало знаком с историей Грузии. Это и не  удивительно, поскольку к тому времени уже почти полтора столетия грузины не имели собственного царства. Он мог знать о Грузинской демократической республике, существовавшей в 1918-1921 гг. Это было общеизвестным фактом. Он мог знать и об аннексии демократической республики Грузия большевистской Россией. Законное правительство Грузинской демократической республики в тот период находилось в изгнании в Европе и там занималось своей деятельностью. Баварский принц узнал от своей дочери и будущего зятя о царском роде Багратиони, о том, что они некогда правили Грузией, и вообще о древности династии Багратиони. 

Однако в европейских династиях после Венского конгресса с особым пристрастием относились к вопросу династических легитимных территорий и, возможно, ошибочно полагали, что Грузия являлась законной собственностью Российской империи и ее царской династии. Возможно, они полагали и то, что Багратиони отказались от своих сюзеренных прав в пользу Романовых.

Так или иначе, после такой длительной аннексии первым, кто должен был признать царское достоинство Багратиони, должен был быть наследник российского императорского престола. В ответе за упразднение грузинских царств и их присоединение к Российской империи без согласия и воли собственно грузинской царской династии и грузинского народабыли именно преемники российского престола, единолично принявшие такое решение.

Последние цари Восточной Грузии – Ираклий II и Георгий XII – не отрекались от династического царского достоинства и не давали русским своего согласия на упразднение грузинской монархии. Они просили только сохранения автономного грузинского царства под русским протекторатом. Их потомки, насильственно переселенные в Россию и нареченные Багратион-Грузинскими, никогда не признавали законность оснований упразднения Картлийско-Кахетинского царства Российской империей.

Представители царской династии Картли, наследники царя Вахтанга VI и его брата, царя Иэсе, не признавали законной инкорпорацию всея Грузии в состав Российской империи.

Ни правопреемники Имеретинского царства, имеретинские Багратиони, не отрекались от царствующего достоинства в пользу русских царей и не признавали законность аннексии Имеретинского царства Российской империей. 

Справедливость требовала признания царствующего достоинства дома Багратиони со стороны наследника российских императоров.

Это признание было бы равноценно признанию не только царской династии Багратиони, но и прав грузинского народа, всея Грузии, поскольку царь является символом государственности.

И Богу суждено было восстановить дело по справедливости – хотя бы на уровне царских династий – и юридически, и морально.

Как явствует из документов российского императорского дома, Владимир Кириллович Романов со всей серьезностью отнесся к делу. Он скрупулезно изучил вопросы истории Грузии, обстоятельства аннексии грузинских царств, расспросил своих советников, своего дядю, брата отца, одного из самых авторитетных и сведущих в вопросах престолонаследия личностей – Андрея Владимировича Романова. Кроме того, письменно обратился за консультацией к находящемуся в эмиграции видномугрузинскому историку, блестящему знатоку международного права, заведующему кафедрой международного права Страсбургского университета, профессору Михаилу Мусхелишвили. И, наконец, на основе собранной информации дал принцу Фердинанду положительный ответ.

Да, находящийся на чужбине наследник российского императорского престола подтвердил царствующий статус династии Багратиони. Иначе он и не мог поступить, поскольку рано или поздно правда все равно бы всплыла – историю не обманешь. В тот период в вынужденной эмиграции находилось много грузин – наших достойных соотечественников, которые непременно возвестили бы всему миру правду. Владимир Кириллович не смог бы скрыть истинное положение дел – это повлекло бы за собой большой скандал в Европе… Впрочем, искажение правды было и не на руку изгнанному из родины Романову. Поэтому Владимир Кириллович признал то, что он обязан был признать.

Более того, Владимир Кириллович признал не только царское достоинство дома Багратиони, но и агрессивные действия своих предшественников, нарушение условий Георгиевского трактата и прочих соглашений, а также однозначно осудил насильственное присоединение царств Восточной и Западной Грузии к Российской империи.  

5 декабря 1946 года был обнародован «Акт Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государя Великого Князя Владимира Кирилловича о признании Царственного достоинства Дома Багратидов, 22 ноября/5 декабря 1946 г.»В Акте говорится о том, что глава династии Романовых считает справедливым и полезным признание царственного достоинства дома Багратиони (в Акте в качестве главы династии Багратиони была названа одна из семей Багратиони, что уже выходило за  рамки компетенции Владимира Романова. Это дело касается сугубо грузин. Кроме того, в Акте проскальзывает еще один «империалистический» нюанс, но об этом в другой раз. – Авт.). 


Для воссоздания объективной картины посмотрим, что написано в книге (официальном документе) "Наследование Российского Императорского Престола" (глава "О Доме Багратидов"), автором (редактором) которой является духовник главы Российского Императорского Дома Владимира Кирилловича, архиепископ Русской Православной Церкви Заграницей, владыка  Лос-Анджелесский и Южно-Калифорнийский, Антоний (Синкевич):


«В январе 1801 года был издан манифест о присоединении Грузии (в данном случае имеется в виду Восточная Грузия. – Авт.) к Российской Империи. Итак, обещание, данное Россией при заключении Георгиевского договора, не было сдержано. Мы не будем здесь вдаваться в критику тех мотивов, которые побудили эту перемену политики. Были несомненно веские причины, но, рассуждая чисто по-человечески, можно сказать, что эта перемена политики, граничащая с вероломством, не может не вызвать у русского человека чувства досады. Во всяком случае неоспоримым должно быть одно: каковы бы ни были конъюнктурные соображения, на основании которых российские власти сочли необходимым взять управление Грузией под свой непосредственный контроль, эти соображения не могли освободить Россию от обещания, данного Дому Багратидов как династии при заключении Георгиевского договора». 


Таким образом, правопреемник императоров Павла I и Александра I, упразднивших грузинскую государственность, охарактеризовал поведение своих предшественниковкак действие, стоявшее на грани коварства. С его стороны это было своего рода извинение перед домом Багратиони и всем грузинским народом, что следует рассматривать как весьма значительное явление в истории взаимоотношений царских династий России и Грузии после событий 1801-1810 гг.

Ираклий Багратиони женился на инфанте Мерседес – это был равноценный брак грузинского принца и испанской принцессы.

Свадьба венценосных особ состоялась в Мадриде.

Российско-грузинские взаимоотношения в дальнейшем должны основываться на этом признании. В частности, как Романовы, так и российское государство раз и навсегда должны признать легитимность территорий царского дома Багратиони, включая Абхазию и Северную Картли (Цхинвальский регион), как исконно грузинских территорий, т. е. как неотъемлемую собственность грузинского государства.  


перевод Ирэн Бадриашвили

 

 

მამული, ენა, სარწმუნოება

2017-12-11
ღირსმოწამისა და აღმსარებელისა სტეფანე ახლისა (767); მოწამისა ირინარხესი და მისთანა შვიდთა წმიდათა დედათა (303); მოწამეთა: სტეფანესი, ბასილისა, გრიგოლისა, სხვა გრიგოლისა, იოანესი და სხვათა მრავალთა (VIII).
წმიდა მოწამენი: პარამონი და სხვანი სამას სამოცდაათი მის თანა (+250)
29 (12.12) ნოემბერი
ღირსი აკაკი სინელი (VI)
29 ნოემბერს (12 დეკემბერს) აღინიშნება ღირსი აკაკი სინელის (VI) ხსენების დღე.
gaq